Michael A. Karpow (mak) wrote,
Michael A. Karpow
mak

О, спорт, ты – мир! ©

Тут недавно nata_blackcat вдохновила на написание поста о видах спорта, которыми когда-то занимался или имел к ним отношение. Сейчас, когда дошли руки и собрались мысли, расскажу по эту часть моей биографии, соблюдая относительно хронологический порядок.

Вообще-то я человек не очень спортивный, и любимыми моими видами спорта являются прижим дивана лёжа, фигурное ничегонеделание и неспортивное троеборье: литрбол, бабсклей и стрельба сигарет с различной степенью успешности в данных дисциплинах. Но по жизни так сложилось, что иногда чем-то околоспортивным занимался.

Карате. Да, было и такое. Ещё в начальной школе мы с тогдашним лучшим другом ринулись было позаниматься этим модным тогда, особенно среди мальчишек, видом спорта. Но поскольку занятия проходили в обычном спортзале советского образца (деревянный пол, покрытый краской и потом), а занимались босиком, нас через месяц достало ходить с отбитыми ногами.

Настольный теннис. Средняя школа. Этим занимался относительно долго, около двух лет. В секцию ходить было интересно, компания у нас подобралась дружная и сплочённая, несмотря на то, что я там был младше всех на два года. В пятом-шестом классе это различие ощущается обычно довольно сильно, и в классе даже завидовали, что я тусуюсь со старшими на переменах. Но это так, к слову. Потом тренер куда-то ушёл, и занятия прекратились. Хорошие отношения остались. Ракетки и мячики тоже, осталось их только найти.

Большой теннис. Как-то в нашу школу приходили представители другой, которая была с каким-то спортивным уклоном, и очень активно агитировали ходить к ним заниматься большим теннисом по вечерам. Рассказывали долго, красиво и убедительно, поэтому некоторое количество из нас подорвалось и пошло тормошить родителей с целью достать где-нибудь ракетки. Но с этим наша школа завязала очень быстро, недельки за две. Случилось это после того как одноклассник Шурик попал мячиком в висок тренерше. На этом секция большого тенниса закончилась как класс.

Футбол. Как такового относительно нормального футбола у меня в школьные и институтские годы не было. Иногда играли на уроках физкультуры, чему мы несказанно радовались, но среди физруков этот вид командных игр популярностью не пользовался. Ну ещё был дворовый футбол у школы, понятное дело. Я обычно либо на воротах стоял или в роли полузащитника носился. Особенно хорошо получалось забивать голы левой ногой.

Бег. Бегать нас в школе приучали долго и упорно. Когда нас не ставили на лыжи (об этом ниже), мы бегали. Нарезали либо круги по спортзалу, либо вокруг школы. Бегать нас быстро доставало, и мы несколько раз пытались это всем классом бойкотировать. Акции протеста заканчивались замечаниями в дневниках.
Сейчас же сам не против пробежать километра три вечерком или некоторое время потоптать беговую дорожку в спортзале. И на работе опять же иногда на кроссы выгоняют.

Велосипед. На велосипеде я с детства любил ездить, но не любил его чистить, смазывать и чинить. Во дворе я умудрился собрать все ямы, лужи и лежащие кирпичи, так что велосипеды детской и подростковой поры у меня боевые. Потом как-то получилось, что в седло практически не садился лет десять и нормально не ездил. Вот месяц назад меня millental вытащил покататься… Выяснили, что навыки надо восстанавливать.

Лыжи. Лыжи в моей жизни – это отдельная матерная песня, причём является он таковой опять же благодаря родной школе. С третьего класса у нас уроки физкультуры вёл очень бодрый дедушка по имени Глеб Александрович, который был легкоатлетом до мозга костей, победителем хуевой тучи соревнований, обладателем не одной связки медалей и просто нереальным любителем лыжного спорта. Эту любовь он и старался всеми возможными силами привить нам, но достиг эффекта с точностью до наоборот: у подавляющего большинства (по крайней мере у представителей нашего и параллельных классов) на всё, связанное с лыжами, стойкая идиосинкразия. Нас от них тошнит, мы их терпеть не можем и так далее, потому что когда мы не бегали вокруг школы и его окрестностей (см. выше), нас ставили на лыжи.
Как-то раз в начале очередного учебного года на первое родительское собрание вместо очень бойкой мамы одной моей одноклассницы пришёл более спокойный и рассудительный её папа. Когда классная руководительница рассказала основные моменты и обозначила наиболее животрепещущие вопросы, Ленкин папа поинтересовался, кто же будет в этом году вести уроки физкультуры.
– Глеб, Александрович, – предчувствуя взрыв эмоций у всех родителей, ответила классная.
– Понятно, – горестно вздохнув, сказал Ленкин папа. – Опять с сентября по май на лыжах…
Он был совсем не далёк от истины: стоило только выпасть снегу хотя бы около сантиметра, тут же нам давалась команда сменить кроссовки на лыжи. Родителям нашим эти лыжи тоже были уже поперёк горла, так как им приходилось регулярно покупать смолу, лыжные мази, воск и тому подобное барахло. И конечно же, сами лыжи. Физрук любил выгонять нас на лыжные бега на берега Муринского ручья, которые тогда выглядели гораздо менее культурно, чем сейчас, поэтому лыжи у нас были чуть ли не расходным материалом: сам лично умудрился сломать там за два занятия по лыже из двух пар. Да и далеко не я один. «Сегодня мы будем кататься с горки!» – радостно объявлял нам Глеб Александрович. «Бля-а-а-а!» – думали мы про себя, предчувствуя неприятности. И точно: едешь, едешь, а тут – хрясь! – внезапно под снегом либо яма, либо коряга какая-нибудь. Несколько человек из класса прощаются со своими комплектами лыж. На следующем занятии выбирается другая горка, но картина повторяется.
В результате таких вот упражнений мы с нашими лыжами напоминали каких-нибудь немцев под Смоленском во время войны: ездили, кто в чём мог, у кого-то были просто разноцветные лыжи, а у некоторых ещё и разной длины, у некоторых вообще «с чужого плеча».
После очередной поломки инвентаря я как-то пришёл на урок в советских мини-лыжах (помните такие синие с ременными креплениями?), после чего долго препирался с физруком: он не хотел мне засчитывать явку на урок, а я объяснял, что мои родители не хотят и не могут каждую неделю покупать новую пару лыж, и если он хочет, они могут прийти и сказать ему это сами, а также всё остальное, что они о нём думают. И вообще, пусть вообще радуется, что я хоть в каких-то пришёл.
Такая херня продолжалась по восьмой класс включительно, после чего нам дали других учителей: для мужской и женской половины своего. Мы вместе с родителями вздохнули с облегчением.
С тех пор меня на лыжи поставить нереально. Даже в армии за столько лет не смогли этого сделать. А всё лыжное барахло я лет, наверное, восемь назад радостно вынес на помойку, чтоб не отсвечивало.
Да, и приглашать покататься на чём-нибудь лыжеобразном меня тоже не стоит: пошлю по очень длинному и извилистому пешему эротическому маршруту.

Баскетбол, волейбол. В это приходилось играть на школьных уроках после того, как в моей жизни закончились лыжи. В баскетбол играть было неинтересно из-за среднего роста, а волейбол запомнился стабильно выбитыми пальцами после каждого занятия: мячики были пластмассовые индийские, изготовленные, видимо, из какого-то особо прочного пластика. Их даже слегка вмять не получалось, поэтому треть класса после урока физкультуры заходила в медкабинет что-нибудь вправлять и обезболивать.

Борьба. В институте пару-тройку лет позанимался борьбой. Точнее, как позанимался… Сначала действительно занимался, потом как-то (в последний год занятий особенно) подзабил и приходил в зал что-то поделать для собственного удовольствия, так как знал, что зачёт и так поставят.
Но вот как-то наш тренер уехал на конференцию в Англию, и его пришёл заменять другой, более молодой и энергичный. Он нам устроил такую разминку длительностью один час пятнадцать минут, что с татами мы не ушли, а буквально уползли. После этого мы поняли, что сильно расслабились, и нашего тренера нужно было всё-таки почаще слушать.

Культуризм. Ещё во времена старших классов школы я ходил потягать штангу к соседу в гости, когда он себе тренажёр “Kettler” купил, но это долго особо не продлилось, т.к. сосед тогда на другое место обитания перебрался вместе с тренажёром.
Сейчас же регулярно в спортзал хожу заниматься: три раза в неделю хожу – хоть гори, хоть свисти. Иногда в связи с какими-нибудь экстренными обстоятельствами могу пропустить денёк, но прикладываю много усилий, чтобы такого не случалось. Надеюсь, меня надолго хватит.

Дополнение. Бассейн. Ещё в какие-то младшие школьные годы мама меня несколько раз записывала в бассейн при работе, поэтому я радостно катался с родной Гражданки на Васильевский остров, чтобы поплавать. Плавать-то я люблю, но при нашей погоде я в детстве болел довольно часто, и получалась такая картина: похожу я в бассейн месяц-полтора, заболею, поправлюсь, а пока освобождение от физкультуры длится, абонемент закончится. Облом-с.
В более зрелом, но всё равно школьном возрасте был бассейн на Светлановской площади, куда мы с одноклассниками ходили по воскресеньям. Было весело. Вот даже не знаю, что больше веселья доставляло: сам бассейн или дорога туда и обратно. Потом бассейн частично закрыли на ремонт, и к нашему расстройству хождение туда прекратилось.
Сейчас же у меня есть бассейн в спортклубе, но до него, к сожалению, не очень часто дохожу: на буднях не хватает времени, а на выходных я не так часто там появляюсь. А так очень приятно после силовой тренировки в воде побарахтаться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments